понедельник, 21 января 2013 г.

ИВАН ВЕЧЕНАЙ - ТИШЛЯРОВ. ТВОРЧЕСТВО. 1980 - 1990 гг.



Автопортрет. масло/стекло. 1997 г.
   


Дикие свиньи. масло/стекло. 1200х1150 мм. 1980 г.



Лягушки. масло/стекло. 1200х1150 мм. 1980 г.



Тайная вечеря. масло/стекло. 600х700 мм. 1980 г.



Печение каштанов. масло/стекло.  1982 г.



     "...Веченай написал множество повествовательных, обыденных сцен, по которым мы сегодня можем отслеживать интереснейшие феномены: изменение климата, архитектуры, одежды, жизненных навыков, даже изменения в мировоззрении и религии. Нас не покидает чувство, что никогда больше не будет таких снегов, ветров, наводнений, какие засвидетельствовало наивное искусство. Может быть и потому, что изменилась климатическая картина планеты - человек стремится подчинить себе природу вместо сотрудничества с ней, некоторые радости навсегда стёрты, и новым поколениям их уже никогда не придется испытать. Были это своего рода "события посвящения", проявляющиеся либо в первом спуске по реке в деревянном челноке, или же в маленьких привилегиях для только что посватавшихся сыновей - поездка в элегантных санях с разноцветными одеялами и украшенной мелкими колокольчиками лошадиной упряжкой (как когда-то празднично отправлялись в соседнюю деревню за невестой или на воскресное богослужение). Костры на Ивана Купала, ряженые, колядки и неотъемлемый атрибут празднования рождества - звезда на шесте, обряд прощения и ярмарка скота - все эти события с уменьшающимся числом участников.уходят на второй план.
     Практически невозможно представить себе, чтобы Веченай написал сегодня некоторые из своих антологических, парадигматических картин, как например „Петушиная драка" (1983), "Возвращение из школы" (1983) и ряд других подобных сцен, потому что его опора в действительности ускользнула, и лишь сравнительно небольшое число наблюдателей нашло бы в них точку идентификации. Сегодня эти картины восхищают своим колоритом, свободой композиции, чудесными остроумными интерполяциями, начиная от старых олеографий до брабантской школы, которая сильно повлияла на живопись верхнехорватского пространства."



Петушиная драка. масло/стекло. 1983 г.



Петух на столе. масло/стекло. 1983 г.



Возвращение из школы. масло/стекло. 550х600 мм. 1983 г.



Ловля рыбы. масло/стекло. 400х450 мм. 1984 г.



Петух с цветами. масло/стекло. 700х670 мм. 1984 г.



Автопортрет. масло/стекло. 330х300 мм. 1984 г.



     "...Особого внимания заслуживают и его автопортреты, созданные в разные периоды, но всегда с неким посланием о внутреннем состоянии , развитым личным восприятием собственного места и роли в мире и во времени. Так в "Автопортрете" 1984 года, художник видит себя зрелым, серьёзным мужчиной с ореолом поседевших волос с фиолетовым оттенком, в белой рубашке (символ покорности судьбе, примирения с жизненными обстоятельствами) и с необычайно яркой пурпурно-фиолетовой заплатой на плече (символом самопожертвования, скорби, возможно "потерянной руки", которая была бы ему нужна как поддержка и помощь). На груди — букетик из полевых цветов с четырехлистным клевером, как своего рода утешение - в гармонии природы находит он равновесие и умиротворённость, утерянные среди жизненных волнений и невзгод. Кроме того, на фоне типичного подравского ландшафта виднеется стая белых гусей, которые согласно верованиям в Египте и Китае считались вещими птицами, "глашатаями между Небом и Землей". И снова мы находим склонность к трансценденции, соприкосновение светского и сакрального (сочетание чувства страха и восхищения, возникающее у людей при встрече с чем-либо таинственным и возвышенным)."



Рыбак. масло/стекло. 600х550 мм. 1984 г.



Бабочки. масло/стекло. 1100х1000 мм. 1987 г.



Петух. масло/стекло. 960х600 мм. 1987 г.



Цветы. масло/стекло. 540х460 мм. 1988 г.



Человек и петух. масло/стекло. 1000х850 мм. 1989 г.



Птицы. масло/стекло. 700х800 мм. 1990 г.


     "...Веченай довольно скоро заметил расхождения между вынужденными "социальными" и реально меняющимися социальными и экономическими возможностями, открыл «лирическую заводь", в которой отразилась роскошь деревенских садов с благоуханием древних соцветий драголюба, бархатцев и поздних хризантем, на фоне пролетающих по небу бесконечных косяков птиц оповещающих о приходе осени и бурь, расквашенных канав и борозд по берегам Дравы. Несколько квакшей (древесниц) на листе лилии, расцветшая ветка и глиняный кувшин;  зимние деревья подобные белым монахам, и струящийся к небу розовый дым из крытых соломой изб - этого оказалось достаточно, чтобы возродилась и открылась красочная панорама, заструились картины, и всех нас опоила и наводнила свежесть его восприятия и сияющая яркость красок."



Зима. масло/лесонит. 850х1000 мм. 1990 г.



Петух. масло/стекло. 800х700 мм. 1990 г.



Сирень. масло/стекло. 580х540 мм. 1990 г.



Белый олень. масло/стекло. 570х610 мм. 1990 г.



Рождество. масло/лесонит. 400х420 мм. 1991 г.



Зимний пейзаж. масло/стекло. 700х800 мм. 1994 г.



Петух. масло/стекло. 700х600 мм. 1994 г.



       Автор текста - Божица Елушич (Božica Jelušić) писательница и журналистка, перевод с хорв. Наталья Кладич (Natalija Kladić).



воскресенье, 13 января 2013 г.

ИВАН ВЕЧЕНАЙ - ТИШЛЯРОВ. ТВОРЧЕСТВО. 1970-е.



Сизый петух на красной драпировке. масло/стекло. 900х850 мм. 1976 г.
   

     "...И только когда пропоет петух, тот сине-серый, из 1976 года, названный "Сизый петух на красной драпировке", с обвислой зобастой шеей, грабительским острым клювом, когтями хищника и крыльями подобно мифическому Фениксу - произойдут важные изменения, вспыхнут красочные пожары, откровения Благовещения и Возвещения, и вся "планета Веченай" начнет вращаться по своей орбите, независимо от всего происходящего по "стеклянно-художественному" соседству, в Хлебине, Молве, Клоштаре, Копривнице, и все дальше, до самого Загорья, Пригорья и Далмации, там где привились корни наива.
     Пробужденный и бодрствующий петух обозначит и Веченаевское пробуждение к метафизическому, другому, своеобразному, метафоричному. Старый Свет все еще стоит на заднем плане - кладбище с покосившимися деревянными крестами, покрытые соломой крыши домов, крестьяне, в поисках рыбы топором  разбивающие лед...Но оттуда уже двинулся целый ряд важных, гедонистических, оперстненных, увенчанных, украшенных цветами петухов, которые определенным образом сопровождают и синтезируют целую историю человечества - возникновение аграрной цивилизации, войны, истребление, медицину, алхимию, магию и религию. В каждом из этих сегментов существования, петух играет некую символическую роль, которая связана с его пятью добродетелями: гордость, решимость борца, храбрость, доброта и верность. Кроме того, на рубеже миров, петух является психопомпом - проводником душ в мир иной. Анализируя все творчество Веченая, важно отметить, что петух для него действительно ключевая тема, от которой лучисто расходится и остальная символическая шкала, позднее охватывающая и пророческих орлов и маленьких ласточек..."



Печальная птица. масло/стекло. 1150х900 мм. 1970 г.
Картина находится в Собрании музеев Ватикана.


Рождество. масло/стекло. 900х1100 мм. 10970 г.



Убитый олень. масло/стекло. 50х650 мм. 1971 г.



Паление свиньи. масло/стекло. 810х850 мм. 1971 г.



Петух на подсолнечнике. масло/стекло. 500х600 мм. 1971 г.



Ярмарка слуг на Св.Георгия. масло/стекло. 1971-72 гг.



Петух зовет к обеду. масло/стекло. 850х1000 мм. 1972 г.



Иоанн Богослов. масло/стекло. 550х450 мм. 1972 г.



Моисей на Красном море. масло/стекло. 1000х1200 мм. 1973 г.



Святой Франьо. масо/стекло. 700х650 мм. 1973 г.



Мой отец. масло/стекло. 730х640 мм. 1973 г.



Моя супруга. масло/стекло. 850х800 мм. 1974 г.



Невинное дитя. масло/стекло. 1000х970 мм.1974 г.



Цветы. масло/стекло. 1100х1000 мм. 1975 г.



Наше будущее. масло/стекло. 1300х1100 мм. 1975 г.



Распятый Иисус. масло/стекло. 1300х1100 мм. 1975 г.



     "...Деревья эти, очевидно одушевленные, гармонично вписываются в пейзаж, формируя подобно солдатам правильные ряды; группируясь как собрание мудрецов в чистом поле; прислоняются к домам и лачугам, подпирают церковную колокольню, взбираются вверх по холму и мечутся по краю водоема, замерзая холодной зимой или свидетельствуя таинственному собранию некой косматой лесной дружины, которая подвигнет своими посланиями мир и навечно перевернет и взбудоражит его летаргию. В финальной, драматической и торжественной версии, ствол превращается в "Древо Жизни", выступая непосредственно как Крест Христов, на котором мучается прибитое гвоздями или привязанное веревками кровоточащее тело, а вся окружающая среда принимает ужасное клеймо страдания, предшествующее миссии спасения."




Рождество. масло/стекло. 1976 г.



Игры с жуками. масло/стекло.  1100х900 мм. 1977 г.



Фиолетовый петух. масло/стекло. 1977 г.



Триптих. Рождение. Смерть. Воскресение. масло/стекло. 1300х1620 мм. 1977 г.

Голгофа. масло/стекло. 1300х1100 мм. 1977 г.


     "...Культивирование пустыни, напомним, остановится в тот момент, когда откроются страницы Апокалипсиса, и четыре страшных всадника из Откровения Иоанна Богослова будут снова скакать над опустошённой Землей, в тучах, в отблесках молний и громовых раскатах, под ударами дождя и ледяных метелей, среди разбушевавшейся непогоды и всеобщего разрушения. Бесплодная земля, пустынные сердца и легкомысленный человеческий рассудок разрушат защитное «поле Земли» (Т. Де Шарден), позволив силам тьмы и раздора праздновать триумф в своем неистовстве. Конечно, такое предупреждение есть некий вид пророчества с целью встряхнуть уснувшее сознание и посредством искусства принять обещающие улучшение и возрождение послания, к которым народное искусство особенно склонно, от средневековых проповедей и до сего времени."



Четыре всадника Апокалипсиса. масло/стекло. 1200х1000 мм. 1978 г.



      Автор текста - Божица Елушич ( Božica Jelušić)  писательница и журналистка, перевод с хорв. Наталья Кладич (Natalija Kladić).


     Читать далее...   Read more...
      Веченай Иван. Творчество. 1980-90 гг. Vecenaj Ivan. Work.1980-90s







пятница, 11 января 2013 г.

ИВАН ВЕЧЕНАЙ - ТИШЛЯРОВ. ТВОРЧЕСТВО. 1960-е.



Человек с трубкой. масло/стекло. 570х540 мм. 1961 г.
   

     "...Итак, мы говорим о расширении тематических масштабов, многослойности и углублении личной символики. Например, особого внимания достойно Веченаевское изображение флоры — всех этих растений, деревьев, кустов, перелесков, полевых цветов в букете и в сложном, полном фантазии оформлении; тростнике, лилии, раките; растениях, держащихся за землю или живущих в воде, которые, в лице нашего славного художника нашли истинного певца, чьи глаза, как сказал бы Фернандо Песоа, " природы полны всегда".
     Именно так, как мастера барокко в своей резьбе изображали переплёты, витиеватые орнаменты, лист плюща или цветок клематиса, так и Веченай, использует все это окружающее великолепие, чтобы придать картине своеобразную животворящую силу и живость, ритмичность, мерцательность, некую точку разыгранного колористического центра, который притягивает наш взгляд именно туда, куда желает художник.
      В человеческом существе обитают воистину великие пустыни, и мы стремимся их культивировать, облагораживать, засеивать роскошью и великолепием..."



Одинокое дерево. масло/стекло. 450х400 мм. 1960 г.



Свадьба. масло/стекло. 400х800 мм. 1960 г.



Ярмарка в селе. масло/стекло. 480х800 мм. 1960 г.



Похороны. масло/лесонит. 1960 г.



Жена мажет глиной пол в хате. масло/холст. 1961 г.



Процессия. масло/лесонит. 1962 г.



Груши. масло/стекло. 395х480 мм. 1962 г.



Ева устала. масло/стекло. 530х640 мм. 1962 г.



Япа размышляет. масло/стекло. 500х410 м. 1965 г.



Сирень на столе. масло/стекло. 550х650 мм. 1965 г.


     "...Иногда, желая выразить определённую "тоску по ушедшей молодости", автор прибегает к изображению сломанной ветки сирени или абрикоса, с сотнями еще живых, трепещущих, румяных цветов, подобно воспоминаниям дней, заполненных медовой сладостью любви. Ведь и в средневековой символике ветка представляла "атрибут логики, целомудрия, иногда весеннего обновления». Примечательно, что символизирует она любовь бессмертную, даже тогда, когда она лишена надежды. Поэтому её будет носить на шлеме рыцарь, жених вденет в петлицу, девушка поставит в вазу, чтобы наполнить ароматом комнату, а тоскующие отнесут на могилу кого-то незабвенного. Веточка — это дерево в миниатюре; жертва богам времени, в желании остановить драгоценные мгновения, которые нас возвышали и вдохновляли идеей вечности. Или же, перефразируя Эмили Дикинсон - "Цветок - это праздничное провозглашение Солнцу о воскрешении из могилы Света".



Женщина везет дрова. масло/стекло. 1965 г.



Затмение солнца. масло/стекло. 300х400 мм. 1966 г.



Коровы в хлеву. масло/стекло. 335х405 мм. 1967 г.



Святой. масло/стекло. 1967 г.



Бег в Египет. масло/стекло. 500х550 мм. 1967 г.



Незабудки. масло/стекло. 500х470 мм. 1967 г.



Моисей. масло/стекло. 580х550 мм. 1967 г.



Тайная вечеря. масло/стекло. 820х1000 мм. 1968 г.



Петух с книгой. масло/стекло. 800х900 мм. 1968 г.



Агония. масло/стекло. 900х800 мм. 1969 г.



Мальчик с цветком. масло/стекло. 1969 г.



      Автор текста - Божица Елушич (Božica Jelušić) писательница и журналистка, перевод с хорв. Наталья Кладич (Natalija Kladić).

     На фотографии (слева направо):
Божица Елушич, Иван Веченай, Игорь Зидич, Божидар Петарч, во втором ряду справа - Тонко Мароевич.  








     Читать далее...   Read more...
     Веченай Иван. Творчество. 1970-е. Vecenaj Ivan. Work. 1970s.