четверг, 15 декабря 2011 г.

МИРКО ВИРИУС. 1889 - 1943.



Автопортрет. 1938 г.



   Мирко Вириус (Mirko Virius), классик хорватского наива, выдающийся представитель социально ориентированного искусства между двумя мировыми войнами. Родился 28 октября 1889 года, в городе Делековец, в Подравине. Завершил четыре класса начальной школы, а затем занимался крестьянским домашним хозяйством. Во время Первой мировой войны, Вириус был мобилизован и направлен на Галицинский фронт, где попал в русский плен. Вначале был интернирован в Киев и Харьков, затем работал на металлургическом заводе в Екатеринославе (Днепропетровск), там же и начал рисовать. В 1918 году вернулся домой, в Делековец.

Портрет Miskina. 1936 г.
    В середине тридцатых, а точнее в 1936 году, его земляк, крестьянский писатель и политический активист M.P.Miskina познакомил Вириуса с крестьянскими художниками - Иваном Генераличем и Франьо Мразом из Хлебине, и он, сорокасемилетний, снова стал рисовать, а спустя год писать акварелью, темперой и маслом на стекле и холсте. Советчиком и учителем был у него Petar Franjic, художник и учитель из соседнего Петеранца, сотрудничавший с художественным объединением "Земля"(с Франьичем, как я уже писал ранее, был в тесном контакте и Ф.Мраз). До 1940 года полное собрание Вириусовых картин было уже создано, небольшое количеством, но очень значительное по своей художественной ценности.
Мирко Вириус
   Как участник Народного освободительного движения, Мирко Вириус был заключен в нацистский концентрационный лагерь в Земуне, где и погиб в мае 1943 года. Точная дата смерти и место захоронения остались неизвестны.

   Существует несколько точек зрения на наследие Мирко Вириуса, степень влияния на его творчество Хлебинской школы, и конкретно К.Хегедушича, и в целом о его значении и месте в становлении и развитии хорватского наивного искусства. Я предлагаю вашему вниманию одну из таких точек зрения. Это выдержки из статьи известного художественного критика Йосипа Деполо (Josip Depolo) "Мирко Вириус. Джотто Подравского наива." опубликованной в 1979 году к 90-летию со дня рождения художника.



     В начале тридцатых годов 20 века, появилась в Подравине Хлебинская школа, как первый сигнал одного исторического поворота, что привел Подравину в центр мирового творческого интереса. Когда на далеком художественном горизонте, появились два неизвестных деревенских юноши из села Хлебине, Иван Генералич и Франьо Мраз, никто тогда не осознавал всех последствий к которым приведет их участие в Третьей выставке "Земли". В то же время, один очень зрелый, сорокалетний мужчина из расположенного неподалеку городка Делековец, с вниманием и трепетом следил за поразительным взлетом тех "хлебинских пареньков", как называл их Крсто Хегедушич, организатор и наставник вышеупомянутой школы. Для Мирко Вириуса это был удивительный и неожиданный шанс, равный библейскому чуду. Крестьянин - художник! Подравина становится художественным термином!
     Перед нами и сегодня, стоит ряд открытых вопросов о жизни и творчестве Мирко Вириуса, хотя прошло достаточно много времени после его смерти. Вириус начал активно рисовать почти пятидесятилетним (1936), получив творческий импульс, с уверенностью можно сказать, от хлебинского примера, а не от хлебинского образца. Тот факт, что Вириус оказал "сопротивление" хлебинским образцам, явно говорит о том, что этот "запоздавший" художник с самого начала своего творчества был достаточно самостоятельным и зрелым. Если посмотреть внимательно на все то, что произошло позже в подравском круге, можно сделать вывод, что Вириус, единственный наивный художник рожденный от художественного партеногенеза.


Посевная. тушь/бумага. 300х400 мм. 1936 г.



Меняльная лавка. темпера/бумага. 500х700 мм. 1937 г.



В суде. тушь/бумага. 300х397 мм. 1936 г.



     Мирко Вириус, как сказано в его биографии, ещё в школе показал "ярко выраженную склонность к рисованию", что вполне понятно с перспективы сегодняшнего дня, но которая является не более чем литературным и журналистским наблюдением. Рисование всегда было одним из наиболее распространенных способов в детском познании мира, и многие дети с выраженной склонностью к рисованию, впоследствии никогда больше не брали в руки карандаш. Гораздо больше доверия заслуживает информация о том, что в 1914 году Вириус будучи в русском плену "рисовал сюжеты из заводской жизни". К сожалению, ни одна из работ того периода не сохранилась.

Корова. 1939 г.
     На первой самостоятельной выставке Генералич - Мраз (в загребском салоне Ульрих, в мае 1936 года) Мирко Вириус выставился первый раз, как гость, и его участие не было указано в каталоге (решение выставляться было принято непосредственно перед открытием выставки). Эта выставка позже внесла путаницу и неточные данные о принадлежности Вириуса к Хлебинской школе. В последующем, К.Хегедушич неоднократно заявлял о том, что Вириус никогда не принадлежал к Хлебинской школе и развивался "полностью самостоятельно и отдельно от хлебинской теории и практики...". Это разумеется не новый, или неизвестный факт в предвоенной подравской художественной среде, но из этого никто и никогда не извлек ясных исторических выводов. Один из них заключался в том, что перед Второй мировой войной Подравский круг был расширен, а Хлебинская школа была одним из его компонентов. Поэтому, сегодня, можно говорить об определенной  традиции подравского круга и подравской художественной неразрывности, что во многом меняет предыдущую одностороннюю историческую картину хорватского наива.
     Первые рисунки и акварели Мирко Вириуса периода 1936 года, были выполнены на достаточно любительском уровне, но и уже в них узнавался этот сухой, типично вириусовский веризм. Вероятно, в то время, и до Вириуса дошли далекие идеи "Земли", о чем свидетельствует серия социально ангажированных работ ( Подкова, Продажа капусты, Схватка за межу).



Подкова. тушь/бумага. 299х396 мм. 1936 г.



Продавец корзин. тушь/бумага. 397х300 мм. 1937 г.



Схватка за межу. тушь/бумага. 299х397 мм. 1936 г.



     Остаются открытыми вопросы, то ли эта Вириусова ангажированность явилась далеким "земельным" эхом, которое донеслось до него раньше Хлебинской школы, то ли выбор Вириусом социальной крестьянской темы, так идеально совпал с идеями "Земли". Эти ранние работы, нарисованные "неуклюже" и "жёстко", находятся где-то между детским творчеством и любительством, но и здесь, с самого начала, нельзя оспорить выразительность, ход мысли, ясную тематическую определенность и его типичные, скупые и ограниченные методы художественного выражения.
     Этот начальный период продлился ещё и в 1937 году, приблизительно до Красного быка, после которого мы видим уже другого Вириуса, удивительно быстро ставшего независимым и художественно созревшим. Совпадение между Вириусовым Красным быком и Старым быком Ивана Генералича, нарисованным почти сорок лет спустя, очевидны, но ещё более очевидны существенные различия между двумя великими подравскими художниками, эти два подхода, два противоположных полюса настоящей крестьянской реальности. На одном - социально ангажированный Вириус, на другом - поэтичный Генералич.



Красный бык. 1937 г.



Старый бык. масло/стекло. 1200х1500 мм. 1972 г.



     Вириусу предстоит всего два (!) активных творческих года, тридцать восьмой и тридцать девятый, из которых 1938 является кульминационным годом, годом в котором были созданы, все его значительные антологические работы ( Жатва, Нищий, Деревенские танцы, Молодожены, Вспашка, Автопортрет). Эти, антологические работы тех лет, имеют ценность и значение для нашего современного искусства в той же равной степени, как и работы других известных Вириусовых современников.



Жатва. масло/холст. 440х700 мм. 1938 г.



Нищий. масло/холст. 495х395 мм. 1938 г.



Молодожены. масло/холст. 555х657 мм. 1938 г.



Вспашка. масло/холст. 470х660 мм. 1938 г.



     Как и все большие мастера примитива в истории искусства, Вириус также оставил на своих работах отпечаток своего времени и окружающей среды. Я бы сказал, почти без оговорок, что Мирко Вириус наиподравский из всех мастеров нашего наива. В его работах отчетливо видны деревенская бедность и отсталость, подравская слякоть, человеческое одиночество и безнадежная покорность собственной несчастной судьбе. Вириусовские крестьянские образы, по джоттовски основательны и статичны в своей торжественной "неподвижности", и он также, как E.Cecci написал о Джотто, в своих портретах действительно раскрыл "новую психологическую реальность и перспективу".



Возвращение под дождём. масло/холст. 560х80 м. 1939 .



Подравка. масло/холст. 670х550 мм. 1939 г.



Гончар в деревне. масло/холст. 468х590 мм. 1939 г.



     В 1939 году Вириус ещё активно рисовал, а затем на оставшиеся четыре года, до самой его трагической смерти, ушел из искусства незаметно и необъяснимо, так же как и появился. Почему? Работы наступившего 1939 года несли в себе ту же энергию, что и в предыдущие годы, и мы не видим никаких признаков "декаденства". Наиболее выразительная работа того периода - Поденщик, изображение полного человеческого одиночества и пустоты, потерянности в этом бесцеремонном и неуступчивом мире. Никогда ранее в наивном искусстве не упоминалось отчуждение, это было просто абсурдно и немыслимо в контексте наива, внутри безмятежного и поэтичного изображения "идеального" мира, в "правильной деревенской стихии", и я безусловно нахожу в этой картине, Вириусову крестьянскую отчужденность, наполненную тревогой и трагическим восприятием мира.



Поденщик. масло/холст. 660х560 мм. 1939 г.



Мужской профиль.1939 г. 
     С самого начала, Вириус, в своей художественной технике отличался от хлебинской практики. Он нарисовал несколько темпер на стекле, но в отличие от своих хлебинских коллег рисовал в основном на холсте, и рассматривал рисунок как самостоятельную дисциплину (ему не требовался рисунок в качестве "подложки" для рисования на стекле).
     В нашем наиве, Вириус полностью самостоятельное явление, великий одиночка (какими позже были М.Скурени и И.Рабузин), чьему искусству почти невозможно подражать. Тяжелая и достаточно угрюмая тематика в его творчестве, непривлекательная, без "модных" тенденций и поэтического шарма, никогда не привлекала учеников и не имела последователей. Но несмотря на "отталкивающий" аскетизм и холодную страсть, его творчество не потеряло своего человеческого и художественного значения.

     Вириус рисовал всего несколько лет, точнее интенсивно писал всего два года (1938-1939), оставил после себя несколько библиографических экземпляров и ушел в свою мучительную, лагерную смерть. По какой необъяснимой причине начал рисовать этот подравский крестьянин, и почему в середине жизни, за свое искусство он должен был поплатиться головой?...


Автопортрет. карандаш,тушь/бумага. 299х230 мм. 1937 г.

    

Комментариев нет:

Отправить комментарий